eiroinfo.lv


Новости

Латвия в ЕС










Пресса

Техническое обеспечение охраны труда на предприятии

Не дать уклоняться от штрафов после ликивидации партии

Права, которых нет!

Кристовскис отказывается обсуждать, бежали ли «суданцы» сами

Профсоюзы проведут акцию протеста на Эспланаде

Встреча с жителями

За беспорядки – 15 лет тюрьмы

А.Лембергс на свободе

Янов день отметили 63 950 Янисов и 10 785 Лиг

Судьи открыто нарушают права человека

В дороги Задвинья вложат 6 млн. евро

Избавить город от пробок могут только подземные развязки

В прошлом году бизнес-демография в Латвии была особо благоприятной

Супермаркеты грозят повысить цены

Рынок автолизинга растет на 80% в год

Наши иммигранты могут рассчитывать на бесплатные консультации

The Economist: правительство Латвии устало от реформ

Четверть всех денег в Латвии - "грязные"

На что пойдут евроденьги: на людей или на дороги?

Крупников инвестирует в украинское биотопливо

Переход на евро — не менее 80 млн. Ls

Немцы досыта наелись латвийских продуктов

Приговор для латвийской экономики

Гастарбайтеры заработали для Латвии 30 млн. евро

Брюссель затормозил латвийскую промышленность

Россия хочет других товаров из Латвии

Латвия лидер по безработице в Балтии

Покупая бананы, мы субсидируем европейских крестьян

Работоголики живут в Латвии

Латвия бросает вызов евроценностям



Новости -> "Без меня Kalnozols погряз в коррупции!"

"Без меня Kalnozols погряз в коррупции!"

24.01.2005 04:39


После того как созданная Валдисом Калнозолсом партия Latvija kalve не прошла в Рижскую думу, политик Калнозолс снова вернулся в бизнес. И тут же разогнал часть менеджмента — выяснилось, что оный активно брал "откаты" с субподрядчиков.

А еще Kalnozols уходит из Германии и концентрируется на России. О прежних ошибках и новых планах компании — в интервью ДВ.

О чем Калнозолс расскажет внукам

— Как вам возвращение в бизнес — после думских заседаний?

— Вот вхожу понемногу. Все же бизнес мне более знаком и понятен — даже с учетом нескольких лет работы в думе: тут все работает по своим логичным правилам. Обидно только, что пока был в политике, в нашем бизнесе случилось много такого, что меня совсем не радует.

— Зачем тогда цеплялись за эту думскую политику, Latvijas kalve создавали?

— Так ведь это как спасение утопающих: если мы всегда ругаем политиков, что они идиоты и ничего не делают, — глупо и безответственно сидеть на диване и не пытаться этого изменить. Вот я и пытался. Да и в бизнесе, когда я впервые шел в думу, все дела были более или менее улажены — можно было и отвлечься.

— Ну, отсидели вы несколько лет в думе. И о каких думских "подвигах" Валдис Калнозолс будет рассказывать внукам?

— Мы сделали все, чтобы зеленая зона Риги стала больше и не сокращалась. Старались, чтобы люди начали заботиться о качестве воздуха, которым мы дышим, — раньше об этом почти не думали.

— В общем, внукам расскажете про воздух…

— (С воодушевлением.) Да! Качество воздуха — это серьезное дело. И могу положа руку на сердце сказать, что как мог боролся за интересы горожан.

"Так ведь воруют!"

— В отрасли уже ходят слухи, что вот Калнозолс вернулся в бизнес — и тут же разогнал свой менеджмент. Вот и вы говорите о каких-то проблемах, появившихся в ваше отсутствие. Что случилось-то?

— Были проблемы — как это хорошо говорится по-русски: у нас повысился уровень "Пэ Ха" — пох***ма. И с этим пришлось бороться — это и есть главная проблема, из которой вытекают остальные. Та же коррупция — обычно об этом говорят в контексте государства, но в бизнесе она тоже есть: многие субподрядчики, чтобы получить заказ у генподрядчика, хотят найти какой-то общий язык с руководителем проекта. В итоге бывает множество случаев… (Пауза.)

— Неужели ваши руководители брали "откаты"?

— Ну да, брали. Поэтому теперь система в Kalnozols изменена. Раньше был узкий круг людей, которые решали, с каким субподрядчиком заключать договор или у какого торговца покупать стройматериалы, — эти вопросы решали руководители проектов, всего 7—8 человек. И их было сложно проконтролировать. Теперь руководители проектов — руководят, отвечают за сроки, а выбором подрядчиков, закупками и ценами занимаются отдельные наши эксперты, которые с субподрядчиками так тесно не общаются. Изменился и мониторинг по конкретным проектам.

— Полагаете, новая система будет работать лучше?

— Уже работает лучше. А то раньше бывали случаи, когда руководители проектов подписывали совсем какие-то мифические акты и договоры — в итоге мы, строители, становились фактически инвесторами этого проекта и, по сути, заботились о выгоде не нашей, строительной, а собственников.

— А в Германии или России таких проблем еще не обнаружили?

— В Германии таких проблем нет. Правда, мы уже решили, что в Германии Kalnozols больше не работает, и сейчас закрываем свое представительство — слишком большая конкуренция и низкая прибыль, почти никакой.

"Мы же все — бывшие советские!"

— Жаль, конечно, — все же мы давно там, но я не могу вести себя, как какой-то художник — поставить на карту флажок и радоваться, как он красиво смотрится,— говорит Калнозолс.— Будем концентрироваться на России — там и объемы больше, а в Германии большие объемы получить очень трудно, своих хватает. Там актуальна чисто европейская проблема — стагнация, в итоге и строительный рынок сильно сузился, и игроки готовы сводить уровень прибыльности к минимуму, лишь бы получить контракт. Впрочем, я всегда говорил, что наш основной внешний рынок — Россия. Все же это бывший Советский Союз, мы близки по ментальности, и там до сих пор считают, что прибалты — хорошие строители.

— Все же в Германии ваш оборот в прошлом году составлял 3 миллиона латов…

— Да, но прибыль там на 3 миллиона латов оборота — какие-то 10 тысяч евро. Три раза съезжу в командировку — и нет прибыли.

— А вот ваш коллега из Re&Re Айнар Пауниньш считает, что Россия — это такая страна, в которой нашим строителям легко заблудиться.

— Как это говорится: не пойдешь в лес — останешься без дров. Там просто нужно быть: одно дело — всякие слухи, другое — реальная работа. Да, есть свои нюансы: очень нужно следить за теми же субподрядчиками, чтобы они не пропадали, получив первый же аванс (смеется). А по большому счету — рынок там очень цивилизованный и понятный. По крайней мере, для нашей ментальности проблем быть не должно — мне, например, там комфортно. Мы же все — бывшие советские люди!

— …когда бывший член партии "Тевземей ун бривибай" Валдис Калнозолс приезжал в Россию, он рвал на груди тельняшку и кричал: "Да мы же свои, советские!"

— (Смеется.) Я остаюсь членом ТБ и считаю, что каждому народу нужно гордиться собой и своими достижениями, и мне не нравится, что латыши склонны говорить в духе "ну кто мы такие — что мы можем?" Нужно больше в себя верить и не забывать себя любить. И при этом меня бесят националисты в духе какой-нибудь Пальмиры Лаце, призывающие всех построить и выслать в эшелонах, — это не политики, а сброд. Знаете, как было в советское время: если кто-то очень интенсивно рассказывал анекдоты про плохой Советский Союз и был таким ярым крикливым националистом — это был агент КГБ, и никто больше.

"В России больше жизни!"

— О быстром российском развитии — в прошлом году ваш российский оборот равнялся немецкому — 3 миллионам латов…

— В этом, судя по всему, он утроится — миллионов десять будет.

— А вот ваш коллега Эрвин Буткевич считает, что быстрый рост оборота подталкивает наступить на большие грабли — быстрый рост чреват проблемами с качеством, о которых быстро узнают все…

— Эрвин прав. Согласен — рост оборота предъявляет свои требования и несет свои сложности. Впрочем, наш местный бизнес-менталитет исторически приспособился к быстрому, по меркам стран "старой Европы", росту. Когда мы 10 лет назад хотели сотрудничать с немецким Vereinsbank — они сказали: если оборот компании на 10—15 процентов больше, чем был в прошлом году, — это уже большой риск. А ведь все эти десять лет чуть ли не каждая латвийская компания росла такими темпами, что 10—15 процентов — это был минимум. Это нормально, когда экономика развивается.

Что до проблем с качеством — тут ситуация следующая. Если вы строите свой небольшой частный дом, там в любом случае нужны субподрядчики и по грубым работам, и по электрике, и по канализации. И абсолютно те же "субчики" нужны в ситуации, когда вы строите многоэтажную высотку, — один будет отвечать за электрику, другой — за крышу. Разница только в масштабах, люди — те же. Да, для кого-то этот рост будет сложен в силу психологии: если раньше ты работал с десятком тысяч, а тут через твои руки проходит миллион — можно и испугаться. Но с нормальными профессионалами таких проблем не возникает.

В чем прав Буткевич — немцы действительно осторожны в этом вопросе и стараются не увлекаться быстрым ростом. Такой парадокс: немцы вообще склонны работать по теории, так, как это прописано в учебниках. В Латвии же, как и в России, — больше реальной жизни.

— По прогнозам, группа Kalnozols в целом в этом году заработает около 30 миллионов латов. Какой будет чистая прибыль?

— При том, что оборот в этом году действительно будет большим, из-за многих случаев халатности и внутренней коррупции прибыль будет небольшой. Но сейчас мы уже поменяли около 30 процентов нашего менеджмента, и в будущем году таких проблем быть не должно.

— Прежний глава Kalnozols, Ояр Бите, объяснял свой уход в отдельный торговый бизнес "стратегическими противоречиями", не поясняя, в чем эти противоречия. Теперь — в контексте 30 процентов уволенных — даже думать страшно…

— Так подробно я бы не хотел об этом говорить — все же это интимный вопрос.

— Спрошу иначе: стратегические противоречия с господином Бите у вас были?

— Если и были, я о таких не слышал.

На биржу: идти или не идти?

— Возвращаясь к прибыли — в пресс-релизе Kalnozols отмечается, что вы особое внимание уделите именно росту прибыли. К каким показателям будете стремиться?

— В следующем году — чтобы прибыль составляла примерно 5 процентов от оборота. Если оборот группы составит 30—40 миллионов латов — 1,5—2 миллиона заработаем. Хотя пока все же рано об этом говорить — а то Лато Лапса снова что-нибудь напишет. В прошлый раз как внес в список миллионеров — тут же начали звонить и приходить люди, иногда совсем незнакомые, с просьбой дать в долг денег. А потом обижаются: "У тебя же есть миллион, а ты мне не мог всего тысячу дать! Негодяй!"

— Ваша ориентация в первую очередь на рост прибыли "подозрительна" в том плане, что об этом обычно думают перед выходом на биржу…

— Тут мы все еще бросаемся из стороны в сторону: то думаем, что вот надо идти на биржу, то откладываем (смеется). Есть пример эстонской компании Merks, которая вышла на биржу, и им это было очень выгодно. С другой стороны, биржа — это тоже свой риск. В общем, нужно собраться и принять решение: идти на биржу — и получить ресурсы для быстрого развития, или не идти — и сохранить предприятие под полным контролем, чтобы передать детям.

— К чему склоняетесь?

— Пока я в поиске (смеется). Год назад, когда сын пошел учиться на факультет связи, решил выходить на биржу. А теперь сын передумал и пошел на строительное отделение в РТУ — и вот я думаю, что, может, и не надо продавать (смеется). А вообще-то, я и сам постоянно покупаю и продаю какие-то акции, в основном — предприятий северных стран: ведь часто бывает, что на счете скапливаются какие-то деньги, и инфляция их понемногу съедает. Так что если у меня без дела лежат больше 10—20 тысяч латов, значит, я дурак.

"Норвегия — это временный рынок…"

В связи в возвращением Валдиса Калнозолса в бизнес пресс-служба Kalnozols пишет, что теперь компания будет браться только за те проекты, где нет экономических и технических препятствий для качественной работы. Однако еще года полтора назад корр. ДВ беседовал с членом правления Kalnozols un partnieri Эрвином Буткевичем, который озвучил несколько иную позицию. Что наличие вывески Kalnozols на строительной площадке — это вовсе не гарантия того, что дом будет самым крепким, надежным и качественным, как иногда думают неспециалисты. Вывеска Kalnozols — это лишь гарантия, что компания качественно построит то, что ей заказали. А заказать могут и такой проект, где сэкономлено буквально на всем.

— С этим можно согласиться,— комментирует Валдис Калнозолс.— В бизнесе все ищут средний путь: меньше потратишь — больше останется. Но теперь мы отходим от слишком уж "экономных" проектов: у Kalnozols есть имя, и если заказчик хочет дешевле — отказываемся.

— А может, дело не в принципиальности, и вас просто строительный бум разбаловал — все равно от части проектов приходится отказываться просто потому, что все в сегодняшней ситуации не съесть? А потом бум закончится, и снова будете браться за все, что закажут?

— Посмотрим. С одной стороны, насчет бума — все верно: человеческих ресурсов уже не хватает, чтобы браться за все. Это в советские времена были кадры из Литвы, Молдавии, Украины — сегодня в основном приходится работать с внутренними ресурсами. С другой стороны, если раньше в РТУ было три группы будущих строителей, то сейчас — уже семь, то есть спать мы уже можем спокойнее. Отчасти поэтому, кстати, мы и намерены стратегически работать с Россией — чтобы через 4—5 лет, когда строительный бум будет сходить на нет, перенести свои силы туда. И если с местными качественными параметрами будут проблемы — будем больше работать с Россией. Хотя насчет бума и его сроков — тот еще вопрос: сегодня по строительным объемам мы еще не достигли уровня советской Латвии, где-то около 60 процентов имеем.

— А что у вас с Норвегией, о приходе в которую вы заявили в прошлом году?

— Не уверен, что Норвегия — это перспективно. Пока наши зарплаты ниже норвежских — да, это интересно, но через 4—5 лет такая ситуация перестанет быть актуальной. В итоге, если норвежские строители будут зарабатывать 3 тысячи, а в Латвии местные — 2, особого повода посылать свои кадры за три моря уже не будет. Так что Норвегия — это, скорее всего, "временный рынок".

"Я много думал о народе!"

— Kalnozols уже заявлял о расширении активности от чистого строительства в сторону девелопинга. Как успехи?

— Помаленьку начинаем. Развиваем проекты недвижимости Tobago и Љamp¦teris, небольшие поселки. Участвуем одновременно и как строители, и как девелоперы — нам принадлежит земля, это 50 процентов в проектах.

— До этого ваш менеджмент утверждал, что за девелопинг жилищных объектов Kalnozols вряд ли возьмется — риск, мол, слишком велик, — и концентрироваться будет на коммерческих объектах вроде складов.

— Это были свои разногласия между собственниками. Но вообще-то ситуация для нас благоприятна: сегодня, если девелопер не зарабатывает 300 евро на квадратном метре — он неудачник. А если строитель получает 50 евро за метр — ему просто очень повезло. Увы, но прибыль сегодня намного больше именно у девелоперов. И те люди, которые в прошлом руководили Kalnozols и озвучивали такие осторожные мнения, сегодня тут уже не руководят — и работают они теперь именно в девелопинге (смеется).

— При этом цена квадратного метра в Шампетерисе — более тысячи латов (с укором). К бизнесмену Калнозолсу тут претензий нет, но к политику от ТБ, заботящемуся о нуждах горожан… Нет, не любите вы свой народ!

— (Искренне.) Почему?! В политике я много думал о народе! Ведь главное, чего я добивался в политике, — чтобы мы научились сами себя уважать. Потому что когда человек не уважает себя, он начинает комплексовать и старается унизить других, врагов вот все ищет. А по бизнес-проекту — так ведь место там хорошее, зеленое, да и по зонированию там нельзя строить выше 3—4 этажей. Значит, это уже ближе к элитному жилью.

Резюме

Еще на заре своего строительного бизнеса Валдис Калнозолс как-то объявил о своей стратегической цели: через 50 лет вывести Kalnozols в пятерку европейских строителей по обороту. Напоминаем об этом сегодня и спрашиваем, насколько цель актуальна. Валдис признается, что завоевательной агрессии за эти годы у него поубавилось: "10 лет назад мы были моложе, агрессивнее — сегодня же больше хочется наслаждаться результатами своего дела и больше общаться с детьми". Впрочем, совсем уж от давней цели Калнозолс тоже не отказывается: "Посмотрим, как будет идти в России. В принципе, шансы она дает хорошие". И отмечает, что до лидеров — Skanska, с оборотом в миллиард евро, — еще далеко. Но и времени тоже хватает.


Источник: Сергей Павлов

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий








 

© 2011 eiroinfo.lv