eiroinfo.lv


Новости

Латвия в ЕС










Пресса

Техническое обеспечение охраны труда на предприятии

Не дать уклоняться от штрафов после ликивидации партии

Права, которых нет!

Кристовскис отказывается обсуждать, бежали ли «суданцы» сами

Профсоюзы проведут акцию протеста на Эспланаде

Встреча с жителями

За беспорядки – 15 лет тюрьмы

А.Лембергс на свободе

Янов день отметили 63 950 Янисов и 10 785 Лиг

Судьи открыто нарушают права человека

В дороги Задвинья вложат 6 млн. евро

Избавить город от пробок могут только подземные развязки

В прошлом году бизнес-демография в Латвии была особо благоприятной

Супермаркеты грозят повысить цены

Рынок автолизинга растет на 80% в год

Наши иммигранты могут рассчитывать на бесплатные консультации

The Economist: правительство Латвии устало от реформ

Четверть всех денег в Латвии - "грязные"

На что пойдут евроденьги: на людей или на дороги?

Крупников инвестирует в украинское биотопливо

Переход на евро — не менее 80 млн. Ls

Немцы досыта наелись латвийских продуктов

Приговор для латвийской экономики

Гастарбайтеры заработали для Латвии 30 млн. евро

Брюссель затормозил латвийскую промышленность

Россия хочет других товаров из Латвии

Латвия лидер по безработице в Балтии

Покупая бананы, мы субсидируем европейских крестьян

Работоголики живут в Латвии

Латвия бросает вызов евроценностям



Новости -> Латвия - двухобщинное государство: жупел или реальность

Латвия - двухобщинное государство: жупел или реальность

29.10.1997 20:33




Судя по атмосфере, царящей в латвийской прессе, по всей вероятности, это жупел. Не случайно та или иная партия, осознавая, что наша программа натурализации неграждан провалилась, в качестве противопоставления понятию "двухобщинное государство" прибегает к лозунгам "политическая нация", предполагая, по существу, что в дальнейшем Латвию будут населять "латыши" и еще те, кто к ним не относится.

Вполне симпатичная статья г-на Ю.Лоренца в газете Диена (25 октября), в которой автор чистосердечно сожалеет по поводу нежелания молодых неграждан интегрироваться, однако вновь пытается изыскать новые методы по превращению неграждан в душе, пусть хотя бы в кажущихся, но "граждан с паспортами". Однако посмотрим в глаза другой, умалчиваемой правде, которая все разъясняет.

Почему эти 140 тыс. нелатышей все же ненатурализуются? Неужели только из-за того, что по бедности не могут заплатить пошлину, что им трудно освоить язык или же из-за самого экзамена по языку, который предстоит претерпеть некоторым бывшим представителям господской нации, только бы получить синий паспорт той земли, к которой они уничижительно относились? Конечно же, нет! Сомневаюсь, чтобы хотя бы для десятой части новых граждан Латвии эти факторы действительно были бы столь существенны.

Суть в другом. Они боятся ассимилироваться, превратиться в латышей, боятся потерять таким образом кое-что из своей русскости или особенностей, присущих другим нациям. Настоящий русский ведь боится и никогда не захочет притворяться "новым латышом", поскольку синий паспорт будет постоянно ему напоминать: "Ты в Латвии, в Латвии, в Латвии, ты принадлежишь Латвии, представляешь Латвию, отвечаешь за Латвию, ты должен радоваться радостям Латвии, переживать за беды Латвии, гордиться красно-бело-красным флагом и вставать, когда исполняют гимн Латвии. Даже стыдиться каких-либо нелицеприятных дел, поскольку они тоже твои". И все это вначале, ох, как трудно и непривычно даже для честного негражданина, а не только для того, кому было, да и сейчас все равно, где жить.

И вот тут-то мы подходим к вопросу здорового инстинктивного национализма представителя любой нации (латыша, русского, еврея, татарина и др.), чего в наших либеральных кругах стыдятся, поскольку в европейском понимании это следует делать, но "при всеобщем народном согласии" - поскольку нам эти чувства ранее были неведомы. Любой народ ведь желает сохранить свою идентичность, пока он является в этническом понятии НАРОДОМ, а не скопищем людей, только что спустившемся с библейской Вавилонской башни. Поэтому пока негражданин нелатыш будет подозревать, что гражданство Латвии каким- то образом угрожает его первоначальному этническому эгоизму, он синий паспорт не возьмет и латышом не станет.

Потому, что латышом он все равно не станет.

Будем откровенными. Интеграция неграждан в сущности есть и остается желанием их ассимилировать, превратить в говорящих, пусть даже на ломаном латышском, латышей. Скажем, Тевземей ун Бривибай откровенна в своем желании, партии, проповедующие "политическую нацию", тоже так думают, но про себя, а остальные эту аксиому наверняка вообще не понимают.

Но есть ли вообще какое- либо основание для столь радужных надежд - латышам ассимилировать 44% этнических нелатышей, с учетом того, что в латышах столетиями культивировалась боязнь и угодничество по отношению ко всему нелатышскому? Думаю, надеяться на это наивно, а правящим политикам - простите, даже глупо. Поэтому наше стремление к подобной интеграции неграждан нелатышей (читай: ассимиляции в латышское общество) всего лишь вредный, хотя порой и привлекательный, и пустой призыв.

В Бельгии живут бельгийцы. Но в сущности проживающие там фламандцы (этнические голландцы) и валлоны (этнические французы) тщательно следят за тем, чтобы их не смешивали. Поскольку de facto там две общины. То же самое наблюдается и в Финляндии, которой мы завидуем, только шведы, когда-то хозяйничавшие там, составляют не 34%, как у нас, а всего лишь 7%, однако любой финский швед прежде всего считает, что он живет, скажем, в Хельсинкфорсе, а не в Хельсинки, уже не говоря о гражданах Финляндии, проживающих на Аландских островах. И там de facto существует две общины. В таком духе можно было бы продолжать говорить еще о целом ряде стабильных процветающих государствах мира. Поскольку в моем восприятии интеграция не означает только лояльное сосуществование в политическом, а является понятием с известной этнической нагрузкой.

Конечно, в Осло много пакистанцев, воспринимающих себя новыми норвежцами, точно так же, как в Швеции, и особенно в Стокгольме, много "новых шведов" разной раскраски. Но дело в том, что этим уважаемым натурализированным новым гражданам упомянутых государств больше не кажется, что они к тому же еще уштуны, урды, малайцы, сингалезцы или же негры когда-то говорившие в Африке на языке суахили. С этим покончено - они поменяли свою и этническую идентичность. Скоро все станут порядочными лютеранами или - в других местах - порядочными католиками и будут говорить единственно на языке той земли, в которой они прижились. И - в более многочисленном народе в очередной раз растворится какое-то меньшинство, в его истинно этническом понимании.

Не позволить представителю какого-нибудь народа остаться тем, кто он есть - инородцем, столь же аморально, как если бы латыш сказал нашему ливу: "Ну что ты за лив, ты ведь латыш, и все тут!". Но именно поэтому русские и останутся русскими, и независимо от того, натурализуются они формально или нет, они все равно de facto будут принадлежать к своей русской общине. Если только они будут ощущать себя настоящими русскими, а не людьми без своих настоящих истинных этнических корней.

В случае Латвии, исходя из того этнического винегрета, который был в советское время, у нас, начиная с 1990 года, сложилось только две общины - латышская и русскоговорящая и этому можно лишь радоваться. Радоваться тому, что нет еще нескольких общин, потенциальные представители которых проживают здесь. А представители их стали теперь уже всего лишь одними или другими. Например, для меня это наше объективное исторически обоснованное движение к двухобщинному государству было ясно уже тогда, когда еще на Верховном Совете Латвийской Республики проскользнула мысль о Законе о гражданстве, которая так и была "похоронена" вплоть до 5-го Саэйма.

Будем откровенны. В нашем быту, в том числе и в бизнесе, этот кажущейся жупел - двухобщинное государство - уже давно является фактом. Не существует лишь формальной русской партии Латвии, но это всего лишь вопрос времени и взаимного согласия различных слоев представителей других наций.

Проблема давно в другом: как превратить наше двухобщинное государство Латвия de facto в цивилизованное, хотя бы такое, как в Финляндии, Канаде или в маленькой замечательной Швейцарии с ее de facto тремя этническими общинами, хотя граждане этих стран на самом деле - в политическом смысле - финны, бельгийцы, канадцы или швейцарцы, соотечественники Вильгельма Теля. И, во-первых, следует добиться того, чтобы представителя другой национальности, негражданина, не охватывал панический страх из-за боязни утратить свою этническую принадлежность с получением синего паспорта. И это происходило бы все же в условиях одного государственного языка - в условиях латышского языка!

Ведь Закон о государственном языке все же необходим, хотя предназначен он в сущности только для нас, латышей, и латышский язык у нас здесь единственный "государственный язык" главным образом потому, чтобы мы сами не начали покорно, вежливо и просто ради общего спокойствия лопотать на чужом языке, что до сих пор делают пятеро латышей в компании одного нелатыша...

Представители других национальностей так или иначе будут говорить на своем языке!


Источник: Янис Фрейманис, СХД/ХНП, Диена

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий








 

© 2011 eiroinfo.lv