eiroinfo.lv


Новости

Латвия в ЕС



free wildlife removal




Пресса

Техническое обеспечение охраны труда на предприятии

Не дать уклоняться от штрафов после ликивидации партии

Права, которых нет!

Кристовскис отказывается обсуждать, бежали ли «суданцы» сами

Профсоюзы проведут акцию протеста на Эспланаде

Встреча с жителями

За беспорядки – 15 лет тюрьмы

А.Лембергс на свободе

Янов день отметили 63 950 Янисов и 10 785 Лиг

Судьи открыто нарушают права человека

В дороги Задвинья вложат 6 млн. евро

Избавить город от пробок могут только подземные развязки

В прошлом году бизнес-демография в Латвии была особо благоприятной

Супермаркеты грозят повысить цены

Рынок автолизинга растет на 80% в год

Наши иммигранты могут рассчитывать на бесплатные консультации

The Economist: правительство Латвии устало от реформ

Четверть всех денег в Латвии - "грязные"

На что пойдут евроденьги: на людей или на дороги?

Крупников инвестирует в украинское биотопливо

Переход на евро — не менее 80 млн. Ls

Немцы досыта наелись латвийских продуктов

Приговор для латвийской экономики

Гастарбайтеры заработали для Латвии 30 млн. евро

Брюссель затормозил латвийскую промышленность

Россия хочет других товаров из Латвии

Латвия лидер по безработице в Балтии

Покупая бананы, мы субсидируем европейских крестьян

Работоголики живут в Латвии

Латвия бросает вызов евроценностям



Новости -> Дважды ректор ДУ

Дважды ректор ДУ

06.06.2012 23:43


30 мая в Даугавпилсском университете состоялись выборы нового ректора. Кандидат был только один — нынешний ректор, академик Латвийской академии наук, профессор Арвид Баршевский.

Убедительным большинством голосов делегатов, присутствовавших на собрании, он был повторно избран ректором ДУ. Напомним, что согласно Уставу университета, ректора избирают на 5 лет, но не более двух раз подряд. После избрания кандидатуру нового ректора утверждает Кабинет министров.

Как ректор и ученый г-н Баршевский известен многим горожанам. Но мало кто знает, что не так давно он стал членом Президентского совета по стратегическому развитию нашей страны. Поэтому сегодня мы решили поговорить с г-ном ректором о возможных путях развития Латвии в ближайшем будущем.

— Поскольку Вы возглавляете крупнейший латгальский вуз, закономерно поинтересоваться Вашим мнением насчет этого региона. Отвечает ли реальности стереотип об исключительной отсталости и нищете Латгалии?

— Я не согласен со всеми этими постоянными разговорами насчет отсталости Латгалии! Это действительно не более, чем стереотип, распространяемый рижскими СМИ, которые пишут о нас либо плохо, либо ничего. Также тут приложили руку некоторые местные политики, надеющиеся под это дело «выбить» дополнительные деньги. Вы знаете, мне приходится много ездить по Латвии — не только в качестве ректора, но и как обычному ученому-биологу. Так вот, в силу увиденного я выступаю против каких-то отдельных «программ развития Латгалии», — поскольку считаю, что развивать следует всю страну за пределами Рижской агломерации. В латвийской «глубинке» повсюду много проблем. Например, в некоторых районах Курземе ситуация ничуть не лучше, чем в Латгалии: такие же обезлюдевшие районы, заброшенные хутора и т.д.

— Вопрос наивный, но тем не менее: могли бы Вы озвучить какую-то краткую рекомендацию по подъему латвийских регионов?

— Для начала я бы посоветовал проследить за распределением денег, получаемых Латвией из европейских структурных фондов — окажется, что около 80% этих средств оседают в столице. И лишь оставшиеся крохи достаются прочим регионам. Так, может, сделаем элементарное: разделим поступающие из ЕС деньги на пять равных частей, по общему количеству латвийских регионов, включая столичный? Это сразу бы обеспечило мощное развитие наших территорий. Другое дело, что с такой идеей сейчас не согласится ни одно министерство...

— Но если бы удалось добиться более справедливого распределения ресурсов — на что следовало бы потратить их в первую очередь?

— Естественно, нужно вкладывать в инфраструктуру: начиная с тех же дорог, которые во многих местах попросту разваливаются, и заканчивая современными наукоемкими производствами. И, разумеется, нужно финансировать образование, потому что оно является фундаментом всякого государственного и общественного развития.

Ситуация, сложившаяся в настоящее время в высшем образовании, меня не очень радует. Так, сейчас обсуждается возможность целиком перевести его на платную основу — я категорически против этого. Правда, инициаторы предложения о полностью платном высшем образовании считают, что студенты могли бы оплачивать свою учебу за счет кредитов, которые потом будут взиматься лишь в том случае, если твоя зарплата превышает, допустим, 240 латов. Но это привело бы лишь к увеличению сектора теневой экономики — когда появится большое количество людей, заинтересованных получать зарплату в «конвертах».

Кстати, и нынешняя система начисления стипендий, при которой из всей группы ее получают лишь несколько учащихся, показывающих наилучшие результаты, меня не устраивает. Потому что в ней изначально заложен несправедливый принцип — даже если все студенты в группе из кожи вон будут лезть от усердия, «стипуху» получат лишь немногие. Уж справедливей было бы разделить нынешние стипендии, составляющие 75 латов, надвое и распределить их на вполовину большее количество людей! Или просто повысить количество стипендиатов…

— Но, наверное, тут нельзя не учитывать фактор экономического кризиса. Все же в распоряжении государства сейчас не так много денег…

— Да, конечно, кризис дает о себе знать. Но на самом деле, деньги у государства имеются. В настоящее время Госкасса располагает средствами, эквивалентными примерно трети годового бюджета страны... Но тут уже государство само не является полностью властным, будучи в значительной степени зависимым от европейских директив. Как известно, в 2014 году мы намереваемся войти в зону евро. Этот стратегический шаг нынче служит поводом для ожесточенных споров. Но проблема заключается в том, что мы туда еще даже не вступили, а нам уже приходится соблюдать все эти Маастрихтские критерии, согласно которым бюджетный дефицит должен удерживаться в минимальных пределах. Следовательно, в течение ближайшей пары лет государство не сможет добавлять денег на многие важные отрасли — по крайней мере, в таких количествах, в каких хотелось бы нам.

— Кстати, а насколько успешно наш вуз существует в нынешних условиях?

— Сейчас ситуация в государственных вузах в значительной степени зависит от уровня компетентности руководства самих университетов. Например, у нас в ДУ дела обстоят совсем даже неплохо, среди латвийских вузов мы стабильно входим в число лидеров. У нас еще с досоветских и советских времен был заложен очень хороший фундамент. В свое время я, закончив наш вуз в 1989 году, без всяких проблем поступил в аспирантуру в МГУ — традиции тех времен в ДУ удалось сохранить. К тому же, нынче наш университет фактически стал одним из градообразующих предприятий, давая работу массе людей. У нас с разными организациями заключены договора на 23 миллиона, за счет удачной проектной деятельности проведено основательное обновление материально-технической базы, не ослабевает поток поступающих на учебу. Чтобы учиться у нас, люди приезжают со всей Латвии. Количество поступающих стабильно растет. Впрочем, к нам тянутся не только будущие студенты, но и уже состоявшиеся ученые, в том числе из-за границы. Например, на нашем биологическом факультете трудятся два доктора наук из Иркутской области. Людей привлекает высокое качество преподавания в ДУ и возможность работать на сверхсовременной аппаратуре. Но наш пример, конечно, не является всеобъемлющим — помогать образовательным учреждениям государство должно в любом случае.

По данным статистики, латвийская наука находится на одном из последних мест в ЕС по уровню финансирования. Опять же, ни в одной европейской стране, в отличие от нас, не было сокращений финансирования высшего образования, составляющих до 60%. Англичане вышли на 40% — так улицы их городов покрылись демонстрациями протестующих студентов. В большинстве государств всегда старались сохранить уровень расходов на науку и образование, ведь эти деньги выполняют еще и социальную функцию: лучше уж платить стипендию студенту, нежели пособие безработному. Так что, и нам нужно подумать в первую очередь о восстановлении нашей научно-образовательной отрасли. Но тут уже многое зависит от политической воли партий, которые нами правят. Сам я, правда, беспартийный. И это принципиальный момент — я считаю, что ректор университета должен стоять в стороне от политических схваток.

— Но ведь, в любом случае, будущее за развитием наукоемких производств, не так ли? Вот, например, существует предложение создать в Латвии мощный Университет науки, который сможет обеспечить прорыв страны в инновационной сфере. Как Вы оцениваете такой проект?

— Отрицательно. Кто-нибудь удосужился посчитать, в какие суммы нам встанет содержание этого Университета науки? Неужели мы бросим огромные средства на создание монстра, которого сами же и не сможем потом содержать? Ведь, по предварительным прикидкам, на это может уйти до трети латвийского госбюджета! Целесообразней было бы работать над усовершенствованием уже имеющейся системы науки и высшего образования, без необходимости все кардинально перекраивать. Кроме того, неплохо начать готовить такие научные кадры, которые были бы максимально мотивированы работать самостоятельно. До сих пор наша образовательная система готовила, по сути, потенциальных работников, а не работодателей — давно пора это менять!

Впрочем, первые шаги к этому мы уже делаем. Как я надеюсь, со следующего года учащиеся нашего университета, вне зависимости от специальности, смогут одновременно проходить курсы практического предпринимательства. Благодаря этому те наши выпускники, которым под силу генерировать какие-то свежие идеи, сами же смогут взяться за их реализацию. Если развивать данную идею, то именно так мы сможем обрести этот инновационный, как вы говорите, прорыв.

— Недавно Вы вошли в состав президентского совета по стратегическому развитию. Насколько адекватно, на Ваш взгляд, нынешний президент оценивает ситуацию в стране? Стоит ли ждать от него конкретных решений, способных изменить обстановку к лучшему?

— Наш президент Андрис Берзиньш — человек, по моим впечатлениям, хорошего экономико-прагматического склада ума. Он замечательно разбирается в положении дел, в частности, понимает ситуацию с высшим образованием. Однако, как известно, при нашем государственном устройстве президентские полномочия ограничены. Когда важные для государства вопросы попадают на рассмотрение парламентским фракциям, они должны проходить между этими «жерновами» и часто «замыливаются», «застывают»... Впрочем, я уверен, что ситуация так или иначе наладится — и в государстве в целом, и в научно-образовательной сфере, в частности.




Источник: Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий








 

© 2011 eiroinfo.lv