eiroinfo.lv


Новости

Латвия в ЕС










Пресса

Техническое обеспечение охраны труда на предприятии

Не дать уклоняться от штрафов после ликивидации партии

Права, которых нет!

Кристовскис отказывается обсуждать, бежали ли «суданцы» сами

Профсоюзы проведут акцию протеста на Эспланаде

Встреча с жителями

За беспорядки – 15 лет тюрьмы

А.Лембергс на свободе

Янов день отметили 63 950 Янисов и 10 785 Лиг

Судьи открыто нарушают права человека

В дороги Задвинья вложат 6 млн. евро

Избавить город от пробок могут только подземные развязки

В прошлом году бизнес-демография в Латвии была особо благоприятной

Супермаркеты грозят повысить цены

Рынок автолизинга растет на 80% в год

Наши иммигранты могут рассчитывать на бесплатные консультации

The Economist: правительство Латвии устало от реформ

Четверть всех денег в Латвии - "грязные"

На что пойдут евроденьги: на людей или на дороги?

Крупников инвестирует в украинское биотопливо

Переход на евро — не менее 80 млн. Ls

Немцы досыта наелись латвийских продуктов

Приговор для латвийской экономики

Гастарбайтеры заработали для Латвии 30 млн. евро

Брюссель затормозил латвийскую промышленность

Россия хочет других товаров из Латвии

Латвия лидер по безработице в Балтии

Покупая бананы, мы субсидируем европейских крестьян

Работоголики живут в Латвии

Латвия бросает вызов евроценностям



Новости -> Как в Латвии присваивают пенсионный фонд

Как в Латвии присваивают пенсионный фонд

09.04.2011 21:45


О том, как государство присваивает и разбазаривает пенсионный фонд, почему термин "государственная пенсия по старости" вводит в заблуждение и следует ли соглашаться с апологетами "военного коммунизма", рассказал председатель правления Общества социальных реформ Латвии Иварс Редисонс, пишут "Вести сегодня". В Латвии ликвидировано около 200 тысяч рабочих мест. Банкротство предприятий не прекращается. Жители покидают страну. Действительная картина откроется после переписи населения. Но уже сегодня можно подсчитать, что социальное страхование за год теряет около 476 миллионов недополученных латов, которые раньше платили уехавшие.Доходы почти всех, кто остался и у которых еще есть работа, сократились наполовину. Показатель средней зарплаты все еще близок к уровню "жирных лет", наверное, лишь потому, что сохранилось несоразмерно большое количество щедро оплачиваемых должностей в госучреждениях и на госпредприятиях.На этом фоне звучат утверждения, что пенсионеры не солидарны, получают слишком большие пенсии и забирают деньги, предназначенные для детских пособий. Потому следует незамедлительно принять закон, что возраст выхода на пенсию у нынешней молодежи будет 70 или 75 лет, а получаемая в виде пенсии сумма — не выше прожиточного минимума. Есть ли основания для истерики по поводу непригодности системы социального страхования?Строим коммунизм. Военный?Чтобы в этом разобраться и увидеть решения, следовало бы сделать прозрачными запутанные вещи. Социальный бюджет (пособия) и бюджет социального страхования не одно и то же. Термин "государственная пенсия по старости" также вводит в заблуждение. Да, сегодня тем старикам, которые не трудились по найму (за зарплату) и у кого нет средств на существование, выплачивается социальное пособие. Но оно называется "пособием гарантированного минимального дохода", а не пенсией по старости!В Латвии пенсии по старости государство не платит! Эти пенсии образуются из тех сумм, которые каждый индивидуально вносит в пенсионный фонд. По своей сути это частные пенсии, касса взаимопомощи работающих. В которую латвийское государство не вкладывает практически ничего, кроме платежей за жен дипломатов и еще нескольких малочисленных групп. Также банкиры, крупные промышленники, домовладельцы не делятся своей прибылью с пенсионным фондом (не следует путать налог на прибыль со страховыми выплатами работодателя! Может быть огромная прибыль и мизерное страхование).Спасая банки от банкротства, правительство Латвии и Еврокомиссия решились на мероприятия, последствиями которых в Латвии являются массовая безработица и отъезд молодежи за границу. Возможно, они хотели как лучше, но получилось как всегда. На покрытие нанесенного ими ущерба ни правительство, ни Еврокомиссия денег не дали. Хотя в приличном правовом государстве следовало бы. Но вместо этого ошибки исправлялись, используя чужой кошелек — пожирая накопления социального страхования.Теперь звучат предложения отказаться от пенсионного страхования и ввести военный коммунизм — резко сократить период пенсионных выплат (от момента выхода на пенсию до смерти пенсионера) и урезать пенсии по старости. Впредь выплачивать вместо пенсии одинаковое для всех пособие по старости — не больше прожиточного минимума.Идея проста. Человек в поте лица своего будет всю жизнь трудиться, чтобы вернуть долг правительства Международному валютному фонду. Если кому–то посчастливиться не сыграть в ящик до выхода на пенсию (62 года, а предлагают — 65 или 70), то крохи, выделенные для жалкого существования не позволят оплатить ни врача, ни достойное жилище. И человечек быстренько покинет этот свет. Правительство будет иметь одни доходы, а расходов — никаких!Правда, следует сказать, что идея эта не нова. В свое время человечество ее уже опробовало. Были рабство и крепостничество. Их упразднили. Евросоюз отказался также от хищнического капитализма. Оказывается, крупные капиталисты Европы сообразили, что им выгодно делиться прибылью ради социального мира. Мир кормит, война губит! Поэтому надо рассудить — действительно ли Латвии следует отказаться от европейской социальной модели и создавать здесь копию Зимбабве?Деньги ищем, где светлееВ марте 2009 года, когда кабинет В. Домбровскиса только начинал свою деятельность, министр финансов Э.Репше сказал, что поиск пропавших миллиардов социального страхования не будет в включен в повестку дня правительства.Искать действительно сложно, поскольку "прозрачность" при создании бюджетов все еще не в почете, публично доступные обзоры запутаны и многие данные скрываются.Значит, будем искать деньги там, "где светлее"?Следуя этому совету, можно обратить взор, например, на 39,8 миллиона латов, которые в 2010 году составили выплаты обязательного страхования гражданско–правовой ответственности владельцев транспортных средств. Проще — OCTA. Если уж МВФ требует "консолидировать" еще 50 миллионов, почему бы правительству не взять эти деньги? Направить бы эти 39 миллионов на содержание дорог и вот тебе — экономия бюджета. И дороги приведены в порядок, то есть сокращено количество аварий.Скажете, что это абсурд? Скажете, что из страховых накоплений можно покрывать лишь случаи, предусмотренные страхованием, а не другие траты? Что для содержания дорог у нас есть акциз, НДС и другие налоги? Тогда ответьте сами себе: разве акцизы, НДС, подоходный и другие налоги не собираются также и для того, чтобы правительство из этих средств (основного госбюджета) покрывало предусмотренные Законом о государственных социальным законом выплаты? В том числе пенсии депутатам Верховного Совета, чернобыльцам, пенсии по выслуге лет и подобные социальные платежи? Однако в обзорах VSAA они сложены в один котел с пенсиями по старости. А Законом о государственном социальном страховании такие случаи и вовсе не предусмотрены. Конечно, чернобыльцам надо помогать. Но помощь эта должна оказываться не деньгами социального страхования сегодняшних работников, а деньгами России! Также и в других случаях правительству не следует искать деньги в кошельке социального страхования. В решение Суда Сатверсме по делу пенсий указано, что из накоплений социального страхование осуществлены выплаты для не предусмотренных законом целей. По подсчетам Общества социальных реформ, это около миллиарда латов.А чем по своей сути отличается OCTA от обязательных платежей социального страхования? Оба суть страхование. Оба обязательны. Наказание за уклонение от этих платежей в обоих случаях суровое. Они отличаются лишь тем, что деньги одного обязательного страхования администрирует Минсвязи, а другого — Минфин. Закон о социальном налоге потерял свою силу первого января 1998 года. Социального налога больше нет! Кажется, что Минфин лишь в силу своей инерционной привычки обращается со страховым накоплением так же, как с обычными налогами.Обокрали стариков прихватизациейВряд ли следует соглашаться с апологетами "военного коммунизма" в том, что латвийская система пенсионного страхования никуда не годится. Она разработана при поддержке Всемирного банка в начале 90–х. Тогда партии Латвии еще считались с основными установками социальной политики ЕС и прав человека. В долгосрочных пенсионных прогнозах учитывалась как предполагаемая "демографическая яма" Латвии, так и экономические расчеты.При вступлении Латвии в ЕС о латвийской модели пенсионной системы 1996 года говорили как о лучшей в мире! Другие приезжали сюда учиться! В Латвии пенсии по старости не выплачиваются государством, а в основном являются накоплением самих жителей. Хотя многие любят утверждать обратное. Но прежде чем объявлять эту модель негодной, правительству следовало бы опубликовать все цифры и расчеты, а также самокритично оценить свои действия. Также правительству следовало бы доказать обществу, что министр благосостояния действовал как бережливый хозяин. Внесло ли правительство свою лепту в пенсионный фонд? Например, что сделал министр для того, чтобы, управляя принадлежащими пенсионному фонду долями/акциями в предприятиях (Lauma, Латвийское пароходство, Liepājas metalurgs и др. ), обеспечить прибыль?О том, что латвийская пенсионная система была эффективной, свидетельствует простой факт. Во время внедрения модели в середине 90–х пенсионные выплаты превышали доходы. Для погашения разницы специальный пенсионный бюджет был вынужден одалживать у государства. Государство будто ростовщик расщедрилось на заем в 100 миллионов латов. Государство имело от пенсионных денег лишь в качестве долгового процента 10 миллионов ежегодно. Вспомним — это было время российского банковского кризиса и подобных нынешним трудностей в экономике. И все–таки пенсионный фонд в течение нескольких лет рассчитался с государством как по процентам, так и по основному долгу. И не только. В социальном страховании весьма быстро образовалось накопление. Почти миллиард латов!Изначально бюджет социального страхования Латвии не был объединен с основным бюджетом страны. Аргументы, почему Минфин и Минблаг потом сложили все в один котел, так и не обнародованы."Выбирайте, у кого из них отобрать, кому уменьшить — детям, пенсионерам, мамочкам…" Разве такое не слышно сейчас на каждом шагу? Кажется, что как раз благодаря методу раскола общества уже девятый год в Латвии удерживает власть "самый выдающийся парламент Европы".Возможно, что миллиард пенсионных накоплений был присовокуплен к основному бюджету с намерением лучше выглядеть в глазах Европы. Гляньте–ка, какой у нас остаток в госбюджете! Потому мы способны быстро ввести евро!Свое значение могли иметь также 100 ценных предприятий (Grindeks, Валмиерский завод стекловолокна и др.), часть акций которых после приватизации была передана пенсионному фонду (общая ценность — около 30 миллионов латов). После присовокупления специального пенсионного бюджета к основному эти акции стали считать как бы принадлежащими государству, а не сообществу пенсионеров.На мой взгляд, объединение накопления социального страхования с основным бюджетом государства множило условия для разбазаривания накопления. Кстати, удваивание зарплат под лозунгом "Руководителям учреждений Латвии — зарплаты европейских руководителей!" началось под руководством Э.Репше и В.Домбровскиса еще в 2003 году. Эту традицию продолжило правительство А.Калвитиса.По миллиону с прихватизатораКогда рухнул Советский Союз, национальное богатство Латвии оценивалось в 78 миллиардов долларов США. Предусматривалось, что приватизация приумножит общий достаток и рост. Было решено вносить в пенсионный фонд 5% доходов от приватизации. В сумме своей это были бы большие деньги, которыми можно было компенсировать траты на пенсии за работу в советское время.Суровая реальность оказалась иной.Рижский вагонный завод приватизировали за один лат. Соответственно отчисление в пенсионный фонд составило пять сантимов. Уникальные, миллионной стоимости пресс–формы Елгавского автобусного завода распродали по цене металлолома. Подобным образом осуществлялась приватизация многих ценных предприятий. Условия приватизации содержали обязательство сохранить рабочие места. На деле десятки тысяч обещанных рабочих мест были ликвидированы. Последовали ли за это какие–то санкции со стороны правительства? Неизвестно.Приватизация прошла с огромным ущербом для народа. Но были и такие, кто оказался в выигрыше. По нашим подсчетам, пенсионный фонд от приватизации мог бы иметь больше, чем миллиард латов. Этого миллиарда не хватает сейчас, в условиях кризиса. Народ шутит сквозь слезы: "Если бы каждый мультимиллионер Латвии пожертвовал бы по миллиону, то кризис был бы преодолен!"Предложение простое: выпустить облигации государственного займа и заставить их выкупить как старых прихватизаторов, так и тех чиновников, которые получали тысячные зарплаты, а работу не делали. Результата нет, государство в долговой яме. Гражданский закон предусматривает — если работа не сделана, ущерб должен быть возмещен. Облигации — это мягкая форма, позволяющая обойтись без суда. В казну поступят деньги. Не надо ни налоги повышать, ни пенсии уменьшать! Кроме того, владельцы облигаций начнут трудиться в полезном для народа направлении — заботиться о росте экономики. Потому как захотят, чтобы государство выкупило у них облигации побыстрее.Абсурдно упрекать жителей Латвии и пенсионную систему в том, что накопленные сегодня деньги через двадцать лет потеряют свою ценность. Финансовая стабильность — это обязанность государства и банков. Следует лишь отбросить алчность. А государству надо бы направить часть своих доходов в пенсионный фонд — для компенсации инфляции.Также, если знать, что новые технологии и роботы способны производить больше при меньшем участии людей, старение общества — не такая уж страшилка. Безусловно, рождаемость не надо оставлять на произвол судьбы. Но кризис произошел в стране не потому, что низка рождаемость. Народ покидает латвийскую землю. По этой причине соцстрахование ежегодно теряет около 476 миллионов латов. Еще около миллиарда государство недобирает налогами — НДС, акциз и др., которые поступили бы в бюджет, если бы эти сотни тысяч людей остались на родине.Похороны до пенсииРазговоры об увеличении возраста выхода на пенсию в Латвии следовало бы снять с повестки дня. Во–первых, для преодоления сегодняшнего кризиса в финансовом плане это не дает ни сантима. Абсурдные толки лишь усугубляют кризис, так как подбивают народ побыстрее валить отсюда. Во–вторых, возврат международного кредита (чувствуется, что за кулисами договорились о 2024 годе как о сроке погашения долга) следует планировать не из пенсионных накоплений, а из других денег. Это нелегитимная цель. В–третьих, если уж Латвия — член ЕС, то и в Латвии следует блюсти Социальную хартию Европы и другие нормы международного права.Возраст выхода на пенсию следует рассматривать в крепкой связи с тремя факторами: продолжительность жизни, доступность здравоохранения и качество жизни, плюс — занятость.Средняя продолжительность жизни в Европе (78,7 года) значительно выше чем в Латвии (72,7 года). Средняя продолжительность жизни мужчин в Латвии еще меньше — 67 лет. В 26–й статье европейского Кодекса социальной безопасности сказано, что в странах Европы максимальный возраст выхода на пенсию не должен быть выше 65 лет. Некорректно навязывать Латвии мерки Германии или Англии. Партиям латвийского Сейма не надо бы ставить себя на место Бога, единственного, кто может изменить биологические законы. (Даже у сытно поевших французов возраст выхода на пенсию — 60 лет и лишь потихоньку они перейдут к 62 годам. В Латвии закон о грани — 62 года был принят уже в 1999 году).Здоровье народа резко ухудшается, врачи и медикаменты становятся недоступными. Это значит, что продолжительность жизни будет сокращаться. Достоверные расчеты не публикуются. Многие умирают, не дожив до шестидесяти. Еще в прошлом году калькулятор Статуправления прогнозировал, что продолжительность жизни родившихся в 1990 году мужчин будет 64,5 года. Сейчас алгоритм подкорректировали, конкретный год изъяли. И результат получается порозовее.Если бы народ согласился на то, что в Латвии выходить на пенсию надо в 65 лет, то дополнительно (для занятости людей предпенсионного возраста) потребовалось бы 100 тысяч новых рабочих мест. Каким образом они в Латвии будут созданы, правительство не объясняет.Абсурдность планов правительства Общество социальных реформ изложило в развернутом письме (2.07.2010, см. http://www.tautasforums.lv/?p=1751) президенту министров, министру финансов, министру благосостояния и Сейму. Ответ формальный — будут рассматривать, изучать. Пока что изучают.Огромные пенсии — блеф!До сих пор было принято, что дедушка воспитывает внуков, а не тратит время на очередь на бирже безработных. Изменение образа жизни относится к тем делам, которые следует решать через так называемый общественный договор. Молодым и старым, больным и здоровым, богатым и бедным должно быть понятно общее благо от такого изменения. Значит, правительство должно все тщательно объяснять. Столь же тщательно и усердно, как в Швейцарии, где правительство убедило жителей на референдуме проголосовать за повышение возраста выхода на пенсию.Но в Латвии взвешенной дискуссии и аргументов мы пока не дождались. Вместо дискуссии практикуется запугивание и сокрытие правдивых данных. Сейчас прожиточный минимум у нас 171 лат в месяц. Рост налогов и стоимости электричества повысят расходы каждого приблизительно на 20–30 латов ежемесячно. Прожиточный минимум уже в скором времени может достичь 200 латов.Все же правительство не уменьшает давления и говорит, что следует уменьшить и так уже небольшие пенсии по старости, средний объем которых в январе 2011 года был 183 лата. Пенсии обкладываются налогом.В Латвии 477 639, или 84,14%, пенсионеров, которые получают пенсию меньше 200 латов. Из них 254 151 вынуждены обойтись пенсией меньше 160 латов. Значит, существуют ниже прожиточного минимума. Смогли бы прожить апологеты уменьшения пенсий на такую сумму? Странно, что себе правительство и депутаты выделяют блага, ссылаясь на среднюю зарплату в стране. А при расчете расходов на народ у них другая мерка — минимальная зарплата, которая в 2,2 раза ниже средней.Европейская социальная модель предусматривает пенсию по старости в размере 60–80% от зарплаты. Допустим, что большими можно считать пенсии на уровне средней зарплаты. Пенсию больше 450 латов в Латвии получают 5 295 человек, или 0,93% пенсионеров. Пенсию выше 1000 латов получает лишь 481 человек. Стоит ли при таком раскладе вопить об "огромных пенсиях" и "нечестных пенсионерах"?Евроарламент в резолюции от 6 мая 2009 года об активной интеграции таких людей, которые отстранены от рынка труда (2008/2335(INI), призывает Еврокомиссию и правительства стран (в том числе Латвии) не перекладывать бремя кризиса на плечи жителей.Было бы здорово, если бы партии Латвии прислушались к решениям Европарламента.


Источник: http://www.novonews.lv/index.php?mode=news&id=112609

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий








 

© 2011 eiroinfo.lv