eiroinfo.lv


Новости

Латвия в ЕС










Пресса

Техническое обеспечение охраны труда на предприятии

Не дать уклоняться от штрафов после ликивидации партии

Права, которых нет!

Кристовскис отказывается обсуждать, бежали ли «суданцы» сами

Профсоюзы проведут акцию протеста на Эспланаде

Встреча с жителями

За беспорядки – 15 лет тюрьмы

А.Лембергс на свободе

Янов день отметили 63 950 Янисов и 10 785 Лиг

Судьи открыто нарушают права человека

В дороги Задвинья вложат 6 млн. евро

Избавить город от пробок могут только подземные развязки

В прошлом году бизнес-демография в Латвии была особо благоприятной

Супермаркеты грозят повысить цены

Рынок автолизинга растет на 80% в год

Наши иммигранты могут рассчитывать на бесплатные консультации

The Economist: правительство Латвии устало от реформ

Четверть всех денег в Латвии - "грязные"

На что пойдут евроденьги: на людей или на дороги?

Крупников инвестирует в украинское биотопливо

Переход на евро — не менее 80 млн. Ls

Немцы досыта наелись латвийских продуктов

Приговор для латвийской экономики

Гастарбайтеры заработали для Латвии 30 млн. евро

Брюссель затормозил латвийскую промышленность

Россия хочет других товаров из Латвии

Латвия лидер по безработице в Балтии

Покупая бананы, мы субсидируем европейских крестьян

Работоголики живут в Латвии

Латвия бросает вызов евроценностям



Новости -> Латвийская экономика: 20 лет независимости

Латвийская экономика: 20 лет независимости

27.05.2010 10:32


В нашей богоспасаемой стране часто говорят о каких-то структурных реформах. При этом такое впечатление, что говорящие не знают, что такое реформа и где эта структура. Наш сегодняшний гость Самуил Кляцкин учился премудростям экономики еще во времена плановой экономики, которая, как оказалось в период глобального кризиса, не так уж и порочна. В частности, он долгое время трудился заместителем главного экономиста объединения “Радиотехника”, в 80-е входил в комиссию экспертов Госплана СССР.



Вероятно, его можно назвать одним из последних в нашей стране могикан, которые что-то понимают в структуре экономики. Поэтому его взгляд на путь, пройденный Латвией, и задачи, которые перед ней стоят, особенно любопытен.

Опыт структурного анализа

Рынок, который мы потеряли

За двадцать лет после восстановления независимости в экономике Латвии произошли коренные изменения: от социалистической и плановой – к рыночной. Став независимой, Латвия потеряла огромный внутренний советский рынок – он в одночасье сократился в сто раз, а за 20 лет уменьшился еще на 20% за счет сокращения населения на 400 тысяч человек.

Это объективно привело к изменению всей структуры экономики. Вместо сельского хозяйства и промышленности ее ведущей отраслью стали услуги, объем которых в 2009 году составил почти 77% от общего добавочного продукта Латвии. Услуги по своей сути оказываются в основном жителям Латвии: торговля, транспорт, финансы, операции с недвижимостью, образование, здравоохранение, госуправление и оборона. Конечно, часть услуг – гостиничные, транспортные, транзитные, финансовые – являются экспортными, но они не могут полностью компенсировать потери от спада в сельском хозяйстве и промышленности. Ведущей отраслью экономики стала торговля – она создавала самую большую прибавочную стоимость, в ней было занято наибольшее количество работающих.

Латвия – небольшое государство, без залежей сырья и энергоносителей, которые она вынуждена импортировать, с ограниченным внутренним рынком, она не может эффективно развиваться, непрерывно увеличивая объем услуг. Начиная с 1994 года импорт превышал экспорт, в 2007 году достигнув 3,74 миллиарда латов, или 27,6% от ВВП. Все это время дефицит торгового баланса компенсировался иностранными инвестициями и кредитами, но вечно это продолжаться не могло.

Только за последние восемь лет суммарный дефицит платежного баланса превысил ВВП 2009 года и составил 14 миллиардов латов. В нормальной рыночной экономике такой дефицит неизбежно повлиял бы на курс национальной валюты, но Банк Латвии, установив постоянный курс лата 0,7028 по отношению к евро, минимизировав риски шведских банков при выдаче кредитов в евро, упорно стоя на своем, несмотря на происходящие в экономике процессы. Введение 10- 15-процентного валютного коридора сбалансировало бы латвийскую экономику, уменьшило бы дефицит платежного баланса. Улучшить баланс без роста экспорта невозможно, а сельское хозяйство и промышленность имеют реальные возможности для его увеличения, поэтому рассмотрим их более подробно.

В 1990 году основу экономики Латвии составляли сельское хозяйство и промышленность: 56,5% (21,9% + 34,6%) от всей добавленной стоимости, созданной в Латвии. В этих отраслях было занято 44,3% (17,6% + 26,7%) работающего населения Латвии. В 1996 году, когда прекратилось падение ВВП, сельское хозяйство и промышленность давали 30,1% (9% + 21,1%) добавленной стоимости, в них было занято 36,3% (18,3% + 18%) работающих в стране. В 2008 году удельный вес добавленной стоимости, созданной в сельском хозяйстве и промышленности, сократился в четыре раза по сравнению с 1990 годом и составил 14% (3,1% + 10,9%), в них было занято 22,8% (7,9% + 14,9%) всех работающих.

Сельское хозяйство

На селе определяющим фактором стал переход от плановой к рыночной экономике, где продукт надо не только произвести, но и продать. Быстрая ликвидация коллективных форм хозяйствования привела к возникновению множества мелких частных хозяйств, большинство которых не было готово к товарному производству. В последующие годы произошли как ликвидация значительной части хозяйств, так и их укрупнение.

Рассмотрим эти процессы на примере животноводства, где объемы производства в 1996 году составляли лишь 29% от произведенного в 1990 году. В 1996 году в 121,9 тыс. хозяйств было 509 тысяч голов крупного рогатого скота, в 0,23% всех хозяйств было 21,7% всего крупного скота. В 2008 году крупный рогатый скот был только в 46,9 тыс. хозяйств, в них было 380 тыс. голов. Еще более значительные изменения произошли в свиноводстве. В 1996 году в 86,3 тыс. хозяйств было 460 тыс. свиней, в 0,2% всех хозяйств содержалось 36,8% всех свиней. В 2008 году свиней содержали только 17,6 тыс. хозяйств, в 0,95% от общего числа хозяйств содержалось 78,9% всех латвийских свиней.

Как видно, в животноводстве происходит процесс разделения хозяйств на две части. Одна часть, большая по численности, содержит домашний скот, получая молоко и мясо для потребления своей семьи и нерегулярной продажи излишков. Вторая, значительно меньшая по численности, занимается регулярным товарным производством.

В СССР Латвия специализировалась – исходя из климатических условий и внутрисоюзного разделения труда – на производстве животноводческой продукции, объемы которой в денежном выражении в два раза превышали объемы продукции растениеводства. С потерей советского рынка отрасль резко снизила объемы производства, и сейчас растениеводство производит больше продукции, чем животноводство.

В последние годы общий урожай зерновых рос и в 2008 году за счет более высокой урожайности с меньшей площади зерна было собрано больше, чем в 1990 году, – 1689 и 1622 тыс. тонн соответственно. В 2008 году во всех 27 странах ЕС средняя урожайность зерновых была 51,9 центнера с гектара, в Латвии – 31 центнер с гектара. В том же 2008-м в Бельгии был собран 91 центнер с гектара, в Ирландии – 76 ц/га, в Германии – 71,2 ц/га.

Промышленность

В Советском Союзе промышленность была основой латвийской экономики, в 1991 году в промышленности было создано 35,9% от всей добавленной стоимости. Продукция крупнейших латвийских предприятий – ВЭФа, “Радиотехники”, Вагоностроительного завода, РАФа – отличалась хорошим качеством и пользовалась повышенным спросом на всей территории СССР. Конечно, работать на огромном рынке, не думая о сбыте произведенной продукции, а отгружая ее в соответствии с полученными из Москвы разнарядками, значительно проще, чем находить для своей продукции покупателей в условиях жесткой конкуренции.

Сейчас, в условиях глобализации, крупные предприятия и подразделения мировых концернов могут стать основой экономики для небольших стран, не имеющих сырьевых ресурсов. Средняя зарплата на них значительно выше, чем на малых, что подтверждает и опыт Латвии. В 2008 году на латвийских предприятиях с численностью работающих свыше 50 человек нетто-зарплата была на 53% выше, чем на предприятиях с численностью работающих ниже 50 человек – 394 и 257 латов соответственно. Предприятия с большим количеством работников обеспечивают большие налоговые поступления в государственный бюджет, что обеспечивает необходимое финансирование государственного управления и социальной сферы.

Непринятие мер по сохранению крупнейших латвийских предприятий было главной стратегической ошибкой руководителей страны, пришедших к власти на волне “песенной революции”. Латвийские предприятия имели производственные площади и мощности, высококвалифицированных инженеров и рабочих. Необходимо было только найти иностранных инвесторов, имеющих финансы, технологии и рынки сбыта, и продать им эти предприятия за один доллар. После необходимого технического перевооружения они могли бы успешно работать, в том числе и на рынках бывшего СССР, десятки тысяч жителей не стали бы безработными, а Латвия получила бы миллионные налоги и валютные поступления от экспорта промышленной продукции, необходимые для успешного развития независимого государства.

Вместо этого, пока государство раздавало сертификаты, пока были проведены аукционы по приватизации предприятий, они успешно банкротировали. В результате возникли торговые центры “Альфа”, “Домина” и др.

И сегодня успешно работают предприятия по производству продуктов питания и напитков, арматуры, цемента, лекарств, деревообработки, парфюмерии. Однако это произошло не благодаря действиям и поддержке государства, а несмотря на его бездействие в вопросе промышленной политики. Большинство руководителей правительства Латвии и министерства экономики, вероятнее всего, даже не знали, что такое промышленная политика государства. В результате удельный вес добавленной стоимости, созданной в промышленности, уменьшился к 2008 году более чем в три раза по сравнению с 1990 годом и составил только 11% от общей добавленной стоимости, созданной в Латвии (14%, включая энергетику).

Средний удельный вес промышленности и энергетики в 27 странах ЕС в 2008 году был на 6% больше – 20%. У наших ближайших соседей Эстонии и Литвы вклад промышленности в экономику был выше среднего – 21 и 22% соответственно. Выше он был в Болгарии – 22%, Румынии – 26%, Словении – 25%, Словакии – 30%, Чехии – 31%. Все эти государства, в отличие от Латвии, смогли перейти от социалистической экономики к рыночной, сохранив промышленность на уровне, необходимом для нормального развития государства.

Бедность – понятие географическое

За годы независимости неравномерность экономического развития регионов не уменьшилась, а увеличилась: с 1995 по 2006 год ВВП в текущих ценах на одного жителя Риги возрос в 5,7 раза, а в Латгалии только в 3,28 раза. ВВП на одного рижанина в 2007 году приблизился к среднему уровню Евросоюза и в то же время в 15 раз превышал уровень ВВП на одного жителя Даугавпилсского района. Низкий уровень жизни в Латгалии вызвал более резкое сокращение численности населения в регионе. С 2000 года численность населения Латвии сократилась на 5%, в Латгалии сокращение составило 12%.

Концентрация сельскохозяйственного производства, сокращение количества домашних хозяйств оставили без работы большое количество жителей сельских районов. Несмотря на наличие министерства регионального развития, государство не принимало активных действий по созданию новых рабочих мест в сельских районах, привлечению в них инвесторов, способных создавать новые рабочие места. Свободные экономические зоны с льготным налогообложением под влиянием партийных спонсоров создавались в портах, а не в депрессивных районах.

Почему правительство любит инфляцию?

Начиная с 1999 года бюджетный дефицит стал неотъемлемой частью госбюджета Латвии. Для обслуживания госдолга государство занимало на внешнем и внутренним рынке деньги, госдолг был относительно небольшим и не превышал 15% от ВВП. В течение пяти лет – с 1999 по 2003 год – в Латвии была относительно низкая инфляция, не превышающая 3%, но начиная с 2004 года уровень инфляции превысил 6%. В 2007 году уровень инфляции был более 10%, а в 2008 году – более 15%. В последние годы правительство не боролось с инфляцией, ведь если фактическая инфляция превышает уровень, заложенный в бюджете, то появляются дополнительные бюджетные поступления, которые в конце года можно успешно поделить, направляя денежные потоки в нужном для спонсоров и однопартийцев направлении. Руководить страной в условиях роста ВВП и инфляции легко и просто: можно индексировать пенсии, повышать зарплаты бюджетникам, завоевывая таким образом любовь избирателей.

После резкого падения уровня жизни населения в 1992 и 1993 годах с 1997 года начался рост реальных доходов и покупательной способности населения. В 1993 году прожиточный минимум – 38 латов, более чем в два раза превышал минимальную зарплату – 15 латов, и среднюю пенсию – 16 латов. За 15 лет минимальная зарплата выросла в 12 раз и в 2009 году превысила прожиточный минимум. С 1993 по 2008 год средняя нетто-зарплата и средняя пенсия выросли более чем в 8,5 раза, прожиточный минимум вырос в два раза меньше – в 4,2 раза.

Рост заработной платы в общественном секторе определялся возможностями бюджета и популистскими действиями правительства, повышающего оплату труда бюджетников за счет дефицита бюджета и увеличения госдолга. При этом практически не проводились реформы в образовании, медицине, госуправлении, не происходило повышения эффективности работы общественного сектора. В частном секторе значительное увеличение оплаты труда происходило не за счет быстрого роста производительности труда, а было вызвано ростом минималки, дефицитом работников требуемой квалификации и ростом оплаты в общественном секторе. Лишь на очень немногих промышленных предприятиях рост производительности превышал рост зарплаты. Стремительный рост зарплаты снижал конкурентоспособность латвийских предприятий на внешнем и даже на внутреннем рынке.

Однако необходимо отметить, что, несмотря на значительный рост зарплат, уровень оплаты труда в Латвии пока еще значительно отстает от оплаты труда в странах Евросоюза, причем не только богатых стран еврозоны. Минимальная зарплата в Латвии – 180 латов, или 256 евро, в то время как в Португалии – 554 евро, Испании – 739 евро, Греции – 863 евро и в Ирландии – 1462 евро. Кризис в этих странах происходит на другом уровне развития экономики.

Налогоплательщики: два сорта

Все работающие в Латвии платят подоходный и социальный налог, но налогоплательщики делятся на две группы. Лица, работающие в частном секторе, являются налогоплательщиками первого уровня: они получают заработную плату и платят налоги из средств, полученных от хозяйственной деятельности предприятий, на которых они работают. Работодатели также являются налогоплательщиками первого уровня: они платят социальный налог, налог с прибыли предприятия, налог на землю, производственные здания и другие налоги.

Налогоплательщики второго уровня работают в общественном секторе, они бюджетники, заработную плату и налоги они платят из средств, получаемых учреждениями и организациями, в которых они работают из бюджета. Работающих в общественном секторе налогоплательщиков второго уровня около 25%, размер их доходов зависит от того, насколько успешно работает частный сектор. Именно бизнес, платя налоги, создает финансовые условия для успешной работы общественного сектора. Создание наиболее благоприятных условий для развития бизнеса, максимальная поддержка налогоплательщиков является первостепенной задачей любого государства. Большинство руководителей независимой Латвии, плохо разбираясь в вопросах развития государства и экономики, считали своей главной задачей управление денежными бюджетными потоками, что и привело экономику в плачевное состояние. Теперь только коренное изменение экономической политики может вывести экономику страны на пути долгосрочного развития.




Источник: http://www.chas.lv

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий








 

© 2011 eiroinfo.lv