eiroinfo.lv


Новости

Латвия в ЕС










Пресса

Техническое обеспечение охраны труда на предприятии

Не дать уклоняться от штрафов после ликивидации партии

Права, которых нет!

Кристовскис отказывается обсуждать, бежали ли «суданцы» сами

Профсоюзы проведут акцию протеста на Эспланаде

Встреча с жителями

За беспорядки – 15 лет тюрьмы

А.Лембергс на свободе

Янов день отметили 63 950 Янисов и 10 785 Лиг

Судьи открыто нарушают права человека

В дороги Задвинья вложат 6 млн. евро

Избавить город от пробок могут только подземные развязки

В прошлом году бизнес-демография в Латвии была особо благоприятной

Супермаркеты грозят повысить цены

Рынок автолизинга растет на 80% в год

Наши иммигранты могут рассчитывать на бесплатные консультации

The Economist: правительство Латвии устало от реформ

Четверть всех денег в Латвии - "грязные"

На что пойдут евроденьги: на людей или на дороги?

Крупников инвестирует в украинское биотопливо

Переход на евро — не менее 80 млн. Ls

Немцы досыта наелись латвийских продуктов

Приговор для латвийской экономики

Гастарбайтеры заработали для Латвии 30 млн. евро

Брюссель затормозил латвийскую промышленность

Россия хочет других товаров из Латвии

Латвия лидер по безработице в Балтии

Покупая бананы, мы субсидируем европейских крестьян

Работоголики живут в Латвии

Латвия бросает вызов евроценностям



Новости -> Даешь девальвацию?

Даешь девальвацию?

19.10.2009 17:32


Отечественные и зарубежные эксперты сходятся во мнении, что понижение курса лата неизбежно. Что же будет с родиной и с нами?

Многие говорят, что проводить девальвацию лата следовало еще осенью прошлого года, когда это советовал и МВФ. Но тогдашний премьер Иварс ГОДМАНИС не дал этого сделать. Теперь противится министр финансов Эйнарс РЕПШЕ. Ничего удивительного! Это — те же люди, которые вводили лат в 1993 году по беспредельно завышенному и ничем не обоснованному курсу, угробив, в конце концов, экономику страны. С тем же успехом те же самые люди вкупе с добелисами и табунсами правят этой страной 20–й год. Намастырили — дальше некуда. Но с упорством маньяков, заходящихся нью–дайной “Смерть оккупантам!”, продолжают опускать Латвию в долговую яму.

“ВЕСТИ” решили побеседовать на злободневную тему девальвации с нашими авторитетными комментаторами — главным редактором самой популярной бизнес–газеты в Прибалтике "Бизнес&Балтия Юрием АЛЕКСЕЕВЫМ и председателем правления партии RIcibas Нормундом ГРОСТЫНЬШЕМ.

Пострадают богатенькие

— Говорят, что при девальвации резко возрастут в цене энергоносители, а за ними и все остальное. Это так?

— Топливо вырастет при девальвации на 6–8%, — отвечает Юрий Алексеев, последовательный сторонник удешевления лата. — Ведь реальная цена бензина (долларовая) на заправке составляет всего четверть его нынешней. Остальные 75% — налоги. А налоги берутся в латах! Вот и выйдет: долларовая цена подрастет — скажем, мы платили по 15 сантимов (в пересчете с долларов), а будем платить по 18 сантимов. А налоговая часть не изменится! Так что бензин вырастет сантимов на 5. Аналогично — газ, электричество. Энергоносители у всех покупные, у Польши тоже нет нефтяных скважин (девальвация злотого в начале года подстегнула экономику страны. — Авт.).

А вот что существенно вырастет, так это дорогие импортные товары. Автомобили, всякие плазменные панели, заграничные круизы, перелеты — то, чем пользуются богатенькие… Девальвация как раз ударит по богатеньким. По госслужащим с тысячными зарплатами. Потому что минимальный продуктовый комплект (хлеб, молоко, яйца, картошка, курица, свинина, крупы) подрастет ненамного, а потом и подешевеет.

К слову

“Вместо того, чтобы в очередной раз повышать налоги, правительство должно добиться более существенного сокращения расходов госаппарата, который все еще проедает 200–300 млн. латов”, — считает инвестиционный банкир Гиртс РУНГАЙНИС.

— Но ведь большинство кредитов взято в евро. На это напирает тот же глава Банка Латвии Илмарс Римшевич, выступая против девальвации…

— А у нас у всего народа кредиты в евро? Я подозреваю, что основные кредитобратели у нас — это чиновники. Я что–то не вижу ни одного учителя, который бы взял кредит на покупку новой квартиры. И полицейских я не знаю, которые бы взяли кредит и купили квартиру. Это чиновники набрали — у них уверенность в завтрашнем дне была стопудовая. А мне их не жалко, это их проблемы. Зато при девальвации можно спокойно понизить зарплату всем чиновникам на 25% — и пусть едят латышскую картошку. Мы–то себя простым продуктом обеспечиваем. И этот простой продукт как раз таки станет конкурентоспособным при девальвации.

— Подтолкнет и оживит сельское хозяйство…

— Конечно. Ведь поляки, опустив свой злотый на 20%, сделали нашу продукцию сразу неконкурентной. Так что по фирмам, которые что–то производят и чем–то торгуют, девальвация не ударит, а наоборот.

— Это поможет и в конкуренции с эстонскими и литовскими сельхозтоварами, которые вытесняют аналогичные с латвийского же рынка…

— Пострадают какие–то банки, у которых увеличится число неплатежей по кредитам. Но почему меня с тобой должна волновать эта проблема (перевожу со смачного русского на приемлемый литературный. — Авт.)? Ведь все прошедшие пять лет шведские пенсионеры наживались, зарабатывая на нас свои прибылЯ, — у них там акции росли на 25–30%! Самые богатые пенсионеры в мире богатели за счет нас.

— Это у них социализм такой, шведский… Вот и сейчас все попытки запугать народ девальвацией плохо скрывают примитивную схему: правительство берет в долг, чтобы отдать деньги иностранным банкам…

— Совершенно верно. Чтобы заложить нас тем же шведским пенсионерам, которые все пять лет через свои банки раздавали в Латвии кредиты направо и налево. (И не запоздал ли один иностранный банк этак годика на четыре со своей акцией “этики”, объявив на прошлой неделе, что будет отныне работать по требованиям, упомянутым в кодексе Европейской ассоциации потребителей и Европейской ассоциации кредитной отрасли? Мол, кредитополучателю теперь будет все понятно. — Авт.) Вот Latio (крупнейшая в Латвии фирма по операциям с недвижимостью. — Авт.) подсчитало, что латвийцы переплатили шведским банкам в счет переоцененной недвижимости 6 миллиардов евро! Ну не стоит двушка в хрущевке в Кенгарагсе 100 тысяч евро! Ей красная цена — 15 тысяч. А они по 100 тысяч выдали при совершенно свирепом гражданском законе по возврату кредитов…

И кредиты не понадобятся

— Эти 6 миллиардов почти и равняются сумме внешнего долга, на который собирается подсадить Латвию ее руководство.

— Не надо брать уже. Если мы проведем девальвацию, нам не понадобятся эти кредиты.

— Вот они и боятся, что мы денег перестанем брать, зависимости будет меньше…

— Девальвируем и скажем банкам: извините, ребята, разбирайтесь! И примем нормальные человеческие законы, касающиеся должников. Домбровский ведь предложил на прошлой неделе (и сам испугался того, что сказал), чтобы в качестве залога выступало только заложенное имущество. Оценил жилье в 100 тысяч — получи его обратно! Посели своих финансовых аналитиков в эту двушку в Кенгарагсе, пусть они эти 100 тысяч за нее выплачивают дальше. И второй закон, который должен быть принят: из единственного жилья банк выселить на улицу людей не может! Это правило действует во всех нормальных странах.

Так что ДЕВАЛЬВАЦИЯ — ЭТО СПАСЕНИЕ НАШЕЙ СТРАНЫ. Почему это и надо было делать год назад.

— И сейчас не поздно…

— Не поздно. Потому что если мы будем брать, брать и брать, то заложим страну на много поколений вперед. Поэтому либо мы объявляем, что лат стоит евро, либо расширяем коридор его колебаний. Рынок, конечно, обвалится, все кинутся скупать евро. Но через несколько дней маятник качнется в обратную сторону.

— Как было в Казахстане в начале года, когда отпустили теньге…

— Да. Сейчас лат, думаю, стоит примерно доллар. И надо к этому привыкнуть и расслабиться. Если мы с завтрашнего дня опустим лат на 30–35%, нам никакие кредиты не понадобятся!

— Это, видимо, не входит в планы чиновников и политиков, которые защищают самих себя…

— Конечно. У депутатов Сейма зарплата сейчас 1 000 латов. При девальвации им же никто оклад поднимать не станет. А коммерсанты своим работникам могут поднять, если дела у них пойдут получше. Селяне вздохнут спокойно: их хлеб, мясо, картошку, яйца начнут покупать. Не польские продукты, а латвийские (к слову, сейчас по выходным из Риги и Вильнюса вновь, как и в начале 90–х, в Польшу снаряжают автобусы с желающими приобрести у соседей более дешевые продукты и товары. — Авт.).

— А как придется пенсионерам?

— Пенсионеры не покупают бензина! Не покупают автомобили, плазменные панели. Пенсионеры живут хлебушком, картошечкой, которые будут стоить столько же, а если и вырастут в цене, то не на девальвационные, скажем, 30%, а на 5%, что вполне подъемно. Кроме того, можно поднять минимальные пенсии, а не всем автоматом. В таких случаях нужно держать прожиточный минимум для всех, привязанный к потребительской корзине. Но есть же у нас пенсионеры, которые и 500, и 600, и 1 000 латов получают. Об этих заботиться не надо. А вот тем, кто сидит на 120, тем сделать 130. Привязать к инфляции этот минимум. Добавлять придется не всем. Речь идет о 20–25 процентах пенсионеров.

— А нас пугают, что при девальвации резко будет расти инфляция…

— Но не говорят, что при этом появятся новые рабочие места, потому что выгодно будет работать. Вот мне приятель рассказывал, что после того, как опустили злотый, в 100–километровой зоне с Германией все поляки пашут, как пчелы. Почему? Потому что немцы везут стирать белье в приграничные польские городки, в одном из которых живет и мой приятель. Он рассказывал, что их прачечная уже не справляется с заказами, работая круглые сутки. Немцам удобнее возить свое белье за 100 км в Польшу, потому что цена намного ниже.

— А это для поляков — новые рабочие места. Вот и в Латвии после девальвации начнут оживать загибающиеся нынче отрасли…

— Совершенно верно. И довод, что у нас маленькая страна и совершенно другая ситуация, не работает. У всех такая же ситуация. Нет науки “экономика”, есть наука “арифметика”. Нам все время талдычат: “А мы покупаем топливо за границей!”. А что, те же поляки не покупают? И автомобили поляки сами не производят, и плазменные панели — тоже…

Накрутки для надстройки

— При девальвации Латвия выиграла бы и на операциях с Россией, на том же транзите и перевалке грузов в портах…

— Конечно. У нас просто сидит офигенно жирная надстройка на фиксированных окладах — те же “Латвияс газе”, Латвэнерго. Ведь подумай, почему “Латвияс газе” скрывает, за сколько покупает газ у России? Максимум за 250 долларов за 1 000 кубометров, как выяснилось окольными путями! А на внутреннем рынке продает от 800 до 1000 долларов.

— О, этому есть хитрое объяснение: мол, цена газа в Латвии зависит от цены на мазут на международных рынках…

— При чем тут мазут, если они покупают оптом за 250, а продают за 1 000? Россия почему–то может за Полярным кругом пробурить скважину, протянуть тысячу километров труб и держать цену в 250 долларов, а латвийские газовики в последние 200 километров от границ с Россией до моей газовой плиты вдруг увеличивают стоимость российского газа в разы!

По аргентинскому сценарию?

Далее “ВЕСТИ” беседуют с Нормундом ГРОСТЫНЬШЕМ.

— Повышать постоянно налоги, урезать пенсии и зарплаты — эта “девальвация наоборот” медленно убивает Латвию…

— Текущее состояние латвийской экономики уже, наверное, не оставляет сомнений: состоится или нет девальвация лата. Весь вопрос: когда и какой будет девальвация — регулируемой или же все пойдет по аргентинскому сценарию? Напомню, центробанк Аргентины “отстреливался” до последней валютной единицы, поддерживая свой песо, пока не объявил: извините, больше, мол, нету денег… И произошел форменный обвал со всеми тяжкими последствиями. (Напомню, в соседней Бразилии девальвировали в 1999 году свой реал, что не могло не отразиться на Аргентине, правительство которой также повышало налоги и сокращало зарплаты и социальную сферу до декабря 2001 года, пока не ушло в отставку, доведя страну до коллапса, о котором “ВЕСТИ” подробно писали год назад. — Авт.)

— Многие соседние страны уже провели девальвацию своей валюты. В Белоруссии — резкую, в России — постепенную, обесценив за несколько месяцев рубль на 30%. А лат все пытаются удержать. В конце прошлого года и начале нынешнего центробанк Латвии потратил на это 2 миллиарда евро, сейчас он заявляет, что вновь готов к интервенциям…

— Ситуация для центробанка очень напряженная. Тут с одной стороны — давление Народной партии, а с другой — присутствие в латвийской экономике и политике такого опытного игрока и девальватора, как Джордж Сорос. Он в свое время провел операцию против центробанка Великобритании (в 1992 году 16 сентября вбросил на рынок скупаемые потихоньку в течение года небольшими партиями 10 миллиардов фунтов, уронив его тем самым сразу на 12%, а затем скупив по дешевке и заработав на этой операции до 1,5 миллиарда долларов! — Авт.). В этой связи очень интересно, что бывшая председатель латвийского фонда Сороса Сармите Элерте, оставив пост главного редактора “Диены”, вдруг ушла в политику и стала объединять правые партии. Это — подготовка своего рода резерва на будущее.

Спасать народ или банки?

— Но это все — большая политика, а как быть рядовым обывателям?

— У кого есть сбережения в иностранной валюте, тем будет легче, а для остальных жить веселее не станет. Снизится покупательская способность, возможность ездить за границу…

— Извини, но поездки за границу — не первостепенная необходимость для большинства латвийцев! Этим нас не испугаешь. Пугают иным: после девальвации, мол, люди не смогут ничего покупать. Но ведь стоимость местных продуктов увеличится не намного, дешевый лат оживит сельское производство…

— Ты справедливо возмутился, я просто не договорил. Конечно, для селян и для тех, кто что–то производит и отправляет на экспорт, сдвиги будут позитивные. Но, понятно, не сразу…

— Так что девальвация не станет для Латвии фильмом ужасов? Пострадают в основном чиновники, те, у кого кредиты в евро, банки, дававшие эти кредиты?

— Надо брать кредиты в той валюте, в которой человек получает доход. Это — азбучная истина. И президент центробанка Римшевич, как и его коллеги, набравшие кредиты в евро, тоже должны были понимать степень риска. А бизнесмены, думаю, уже подстраховались, переведя свои сбережения в иностранные валюты. Сильнее всего от девальвации пострадают шведские банки. Удар будет для них крайне тяжелым.

— А латвийцы должны затягивать пояса и спасать шведские банки?

— Еще прошлой осенью наша партия заявила, что в данной ситуации кто–то должен заплатить за тот пузырь, который раздувался. Или — народ, или — банки. Банки — вполне реальные кандидаты на то, чтобы теперь заплатить по счетам. Ведь именно они прежде называли фирмы, которые проводили оценку недвижимости, под которую они выдавали кредиты…

Сейчас премьер Домбровскис словно взял из программы нашей партии две установки. Первая: за ипотечный кредит заемщик отвечает залогом, а не всем имуществом, что давно введено и в Америке, и в той же Швеции. И второе: уменьшение уставного капитала для поддержки малых предприятий.

— Но решений по этому поводу нет. Премьер словно сделал пробное вбрасывание для того, чтобы отследить реакцию на свои предложения. И тут же получил отповедь и от шведских банков, и от “шведского” Репше.

— Я не в восторге, что экономику довели до такой степени, что требуется девальвация. Выбирать не приходится: надо спасать население, а не банки. Последние все равно как–то выкрутятся. Ведь сейчас что получается: бОльшая часть кредитов, выдаваемых международными кредиторами Латвии, идут на спасение и стабилизацию банковского сектора. Деньги пришли в страну, их перевели иностранным банкам, а те вывели их далее за границу. Денег все равно в Латвии не остается. Так зачем же брать тогда в долг? Чтобы жители Латвии спасали доходы банков, а потом еще и платили им за это с процентами? Так что очевидно, что те, кто берет в долг, как–то заинтересованы в этом.

Нам в очередной раз следует поучиться у Исландии. Парламент этой страны принял закон, что Исландия возобновит возврат внешнего долга, когда ее валовый национальный продукт покажет 6% роста. И все! Ведь если сейчас Латвия начнет отдавать свои долги, используя все свои доходы, на это понадобится от 40 до 100 лет. Возврат возможен только при растущей экономике. А этого можно добиться с помощью девальвации. Главное — грамотно это сделать…

Прямая речь

“По данным ежедневной газеты Швеции Svenska Dagbladet, МВФ все сильней настаивает на девальвации лата как единственном реальном решении. На риск девальвации уже указывали рейтинговое агентство Moody?s и британский аналитический центр Capital Economics. Последний полагает, что невыполнение требований стран–доноров приведет к девальвации курса лата в следующем году…”
Эстонская газета Postimees

Чем грозит плановая девальвация?

Кризис с его падением цен (дефляцией) даст возможность провести девальвацию лата наименее безболезненно

  • При девальвации лата на 20% цены возрастут в среднем на 4%. Так было и в Казахстане в этом году, и в Польше, чей ВВП даже не снизился, а только вырос.
  • От девальвации наиболее пострадают бюджетники, чьи доходы фиксированы, и должники по ипотеке.
  • Местные продукты сразу после девальвации чуть подорожают, а затем опустятся ниже прежнего уровня.
  • Предметы роскоши станут еще дороже, а импортный ширпотреб подорожает не намного.
  • Через три месяца после девальвации лата начнется реальный подъем экономики. От внешнего кредитования можно будет отказаться…

P.S. Подобный сценарий возможен, если руководство Латвии впервые задумается не о себе, а о стране и ее народе.

Автор: Карен Маркарян


Источник: Карен Маркарян

 

Добавить комментарий

Ваше имя:

Комментарий








 

© 2011 eiroinfo.lv