eiroinfo.lv


Новости

Латвия в ЕС










Пресса

Техническое обеспечение охраны труда на предприятии

Не дать уклоняться от штрафов после ликивидации партии

Права, которых нет!

Кристовскис отказывается обсуждать, бежали ли «суданцы» сами

Профсоюзы проведут акцию протеста на Эспланаде

Встреча с жителями

За беспорядки – 15 лет тюрьмы

А.Лембергс на свободе

Янов день отметили 63 950 Янисов и 10 785 Лиг

Судьи открыто нарушают права человека

В дороги Задвинья вложат 6 млн. евро

Избавить город от пробок могут только подземные развязки

В прошлом году бизнес-демография в Латвии была особо благоприятной

Супермаркеты грозят повысить цены

Рынок автолизинга растет на 80% в год

Наши иммигранты могут рассчитывать на бесплатные консультации

The Economist: правительство Латвии устало от реформ

Четверть всех денег в Латвии - "грязные"

На что пойдут евроденьги: на людей или на дороги?

Крупников инвестирует в украинское биотопливо

Переход на евро — не менее 80 млн. Ls

Немцы досыта наелись латвийских продуктов

Приговор для латвийской экономики

Гастарбайтеры заработали для Латвии 30 млн. евро

Брюссель затормозил латвийскую промышленность

Россия хочет других товаров из Латвии

Латвия лидер по безработице в Балтии

Покупая бананы, мы субсидируем европейских крестьян

Работоголики живут в Латвии

Латвия бросает вызов евроценностям



Новости -> Куплю (продам) бизнес

Куплю (продам) бизнес

03.06.2005 13:01


Через неделю, 9 июня, в Риге состоится конференция "Слияния и поглощения в странах Балтии: современные тенденции и прогнозы будущего развития", организованная Рижской школой менеджеров. По мнению экспертов, тема с каждым днем становится все актуальнее, и хотя местные фирмы пока все больше продаются, не за горами и начало покупательской активности. О том, как это делать правильно, а также о тенденциях и проблемах этого рынка Kb побеседовал с экспертами из KPMG Baltics и PricewaterhouseCoopers.

Предпродажная подготовка: оцени себя сам!

Лучшая рекомендация для желающих продать свой бизнес — взглянуть на него глазами покупателя. А потенциальный покупатель, по словам обслуживающего этого самого покупателя Арвида Костомарова (старший менеджер отдела сопровождения сделок с капиталом PricewaterhouseCoopers), интересуется следующими моментами.

  • Лучше, если продающееся предприятие специализируется в каком-то одном направлении, чем в нескольких одновременно, — поэтому иногда предпринимателю даже стоит подумать над разделением сегодняшнего бизнеса на отдельные подразделения или даже предприятия. Но тут многое зависит от того, что именно предприниматель хочет продать: если весь холдинг целиком — тогда фактор разделения менее важен, но тогда нужен покупатель, заинтересованный именно во всем холдинге. Однако интересующихся конкретными направлениями найти легче — и тогда разные направления лучше все же отделить: иначе покупателю, да и вам самим трудно понять, какая часть затрат холдинга относится к каждой конкретной сфере, какова ее рентабельность.
  • Большой плюс — если у владельца бизнеса разработан четкий бизнес-план, чтобы любому инвестору было понятно, что компания планирует в будущем, где и чем зарабатывать.
  • Заинтересуют исторические финансовые показатели — поэтому желательно загодя их проанализировать, обработать и обобщить в удобной наглядной форме. Несомненно, хорошие темпы исторического прироста показателей — большой плюс, особенно если это сочетается с понятностью и прозрачностью деятельности компании.
  • Отсутствие финансовых или юридических "дыр".
  • Хорошо продуманное объяснение причины, по которой вы решили продавать свой бизнес, — тут тоже возможно влияние на итоговую цену сделки. Хорошая версия мотивов — привлечение дополнительного инвестора, чтобы укрепить позицию на рынке. Нормальный вариант — возрастное объяснение: владелец имеет полное право устать от бизнеса. Главное — избежать впечатления, что бизнес "выдохся" и кажется его владельцу малоперспективным. Если же дела идут так плохо, что бизнес пора срочно продавать, — это плохой вариант, который скажется на цене.
  • Имущественные права и всевозможные договоры — все это должно быть упорядочено, ибо во время смены владельцев покупатель уделяет юридическим обязательствам компании самое пристальное внимание.
  • Сильная команда управленцев — очень важна. Если есть возможность показать покупателю, что все бразды правления держат не один-два человека, а команда и члены этой команды вполне могут заменять друг друга, — это очень хорошо. Худший же вариант — если есть только один владелец, он же менеджер, который единственный все знает и за все отвечает. В итоге может случиться так, что этот человек уйдет — и все остановится.
  • Возможная реакция клиентов, сотрудников и партнеров на смену владельцев компании: покупатель, приобретая у вас бизнес, желает приобрести и все вышеперечисленные факторы — или, по крайней мере, контроль над ними (лучше иметь возможность менять коллектив по своему усмотрению, чем выяснить, что коллектив после смены акционеров ушел работать к конкуренту, — тогда менять уже некого, и приходится набирать людей с нуля. А это дополнительные расходы).
  • Порядок в управленческой и финансовой информации — нужно, чтобы эти отчеты были понятными и давали представление о ситуации на предприятии.
  • Привлечение профессионального и опытного консультанта.

    — Продать можно все, вопрос — за какую цену,— говорит Арвид Костомаров о большей или меньшей привлекательности для покупателя тех или иных латвийских отраслей.— Сложнее продать строительный бизнес. Хотя у латвийских лидеров и наблюдаются довольно серьезные по местным меркам обороты, предприятие другой отрасли при таком же обороте почти наверняка будет оценено выше. Почему? Если сравнить строительный бизнес с предприятием, скажем, сферы услуг — последнее не зависит от одного крупного проекта и имеет долгосрочные контракты и отношения с клиентами. Или производство — там сбыт можно более или менее уверенно прогнозировать. Строители же, как, кстати, и представители консультационного бизнеса, работают с "быстрыми" разовыми заказами, по завершении которых им приходится в каком-то смысле начинать все заново: особой привязки к конкретным клиентам там нет. Это традиционная трудность в случаях, когда бизнес ориентирован на проекты, а не на производство или оказание регулярных услуг.

    Кто кем интересуется? Покупатели, относящиеся к группе стратегических инвесторов, всегда особо интересуются лидерами местного рынка, с хорошими позициями и большим куском рыночного пирога, желательно — с достойными показателями прибыльности. Прочие же покупатели — более специфические инвесторы, которые видят в покупке местных компаний какие-то свои, специфические, возможности, — они интересуются многими игроками в регионе.

    — В каком случае продающемуся бизнесу лучше искать стратегического инвестора в частном порядке, а в каком — идти на биржу через IPO (первичное предложение акций компании на фондовом рынке. — С.П.)? — Это действительно сложный вопрос. Чтобы продаваться через IPO, нужно быть серьезной и привлекательной компанией. Вообще с IPO связано очень много как позитивных моментов и приобретений, так и минусов. Да, с одной стороны, у предприятия в итоге будет лучшая узнаваемость, а это, если владелец продает лишь часть акций, немаловажно с точки зрения его интересов, но и обязанностей порождает очень много. Информировать всех акционеров (а значит — и конкурентов) обо всем, что происходит на предприятии, быть полностью прозрачным и публичным — это высокая планка, и ее сегодня могут взять далеко не все. Также нельзя окончательно сказать, что именно в итоге биржевого IPO за предприятие дадут более высокую цену, — теоретически это может быть и так, но на практике бывают и обратные примеры.

    Почему "наши" больше продают, чем покупают?

    Говоря о тенденциях рынка слияний и поглощений, только ленивый не отметил превалирование в этом процессе иностранцев над балтийскими игроками. По словам Айвара Юрцанса (менеджер корпоративных финансов KPMG Baltics), причина этого проста: рынок у нас пока "добрый" и позволяет достаточно зарабатывать практически всем — а такая "синекура" не создает необходимости искать всевозможные варианты оптимизации, в том числе и через объединение усилий, оборотов и конкурентных преимуществ разных игроков. В общем, в Латвии в этом плане — все еще эпоха "феодализма": каждый сам хочет царствовать и всем владеть. Но это пока. По словам Юрцанса, процесс уже пошел. Хотя и не так быстро, как людям в KPMG хотелось бы.

    — Главная тенденция — быстрое развитие балтийского рынка слияний и поглощений, с повышением активности иностранцев (сейчас я не имею в виду наших соседей по Балтии) и с менее активным поведением местных балтийских игроков,— говорит Юрцанс.— Впрочем, последние тоже начинают оживляться и иногда уже посматривают на внутринациональные компании Латвии, Литвы и Эстонии, через приобретение которых можно решить задачу выхода на панбалтийский уровень. Можно с уверенностью сказать, что активность покупателей-иностранцев еще некоторое время будет превалировать над интересом местных покупателей — и дело тут в различных рыночных конъюнктурах.

    Рынки стран Балтии — менее плотные, чем, скажем, рынки стран Северной Европы, поэтому здесь рынок не является глубоко интегрированным и бизнес пока еще имеет поле для расширения через обычную предпринимательскую деятельность. По этой причине местные игроки пока не чувствуют необходимости покупать конкурентов или как-то объединяться — рынок пока этого не требует. Но это пока, и с каждым годом эта ситуация будет меняться, вынуждая местный бизнес посматривать друг на друга со все большим интересом.

    Пока же местные игроки настроены скорее продаваться, чем покупать, и особенно это актуально в связи с происходящей сейчас сменой поколений в бизнесе. Тем, кто в начале латвийской независимости начинал свое дело в 40 лет, сегодня уже 55, и многие из них просто по-человечески устали, хотят больше времени посвящать себе, своим близким, отдыху.

    При этом далеко не всегда появляются бизнес-династии — дети зачастую не интересуются тем, чем занимаются их родители. Такие продажи уже заметны, и они будут актуальны еще лет пять, наверное. Кстати, относительно недавно этот же процесс смены поколений в бизнесе наблюдался в Германии, и там он был заметен в последние 15 лет: большинство тамошних средних предприятий создавались в послевоенное время, и именно они впоследствии стали костяком германской экономики. Забавно, но у нас это тоже начинает проявляться, хотя период рыночной экономики в Латвии был куда более коротким.

    В превалировании западных игроков среди покупателей сказывается и еще одна разница в уровнях развития: в странах "старой" Европы слияния и поглощения — это нормальный процесс, через который уже не раз проходила почти каждая крупная компания, — когда на рынке тесно, это становится востребованным и логичным решением. Поэтому там к процессу купли-продажи бизнеса относятся более рутинно и буднично: ну да, еще один инструмент развития. Стоит ли им пользоваться? Если покупка другого предприятия по времени и деньгам обходится дешевле, чем достижение аналогичного результата через традиционную конкуренцию, — тогда стоит. Если дешевле завоевать, чем купить, — значит, будут завоевывать. В общем, чистая прагматика. Однако у нас другой этап развития, и из этого вытекает другая бизнес-психология: большинство нынешних акционеров — люди, которые это дело задумали, родили и вырастили, неудивительно, что они к нему относятся, как к собственному ребенку. А продать ребенка, который является частью твоей жизни, да еще сделать это в первый раз, — психологически очень непросто. Поэтому и отношение местного бизнеса к слияниям и поглощениям — где-то отчасти "феодальное": многие хотят сохранить свое дело за собой или априори не очень-то стремятся кого-то купить, а сегодняшняя конъюнктура на рынке пока не заставляет присматриваться к этим решениям, так как жесткого давления в пользу отраслевой консолидации пока нет. Разве что проблема преемственности поколений. Но в будущем мы "обречены" на принятие этих инструментов — конкуренция будет усиливаться с каждым годом, и сперва это вызовет консолидацию некоторых игроков на балтийском уровне. Кроме того, мне кажется, что все уже мысленно готовятся к моменту вхождения в еврозону, а это будет большим толчком к консолидации. Так что сегодня есть все предпосылки думать, что этот процесс будет только усиливаться.

    — Ваш будущий доклад — о тенденциях и проблемах рынка слияний и поглощений. Что за проблемы?

    — Кроме временного отсутствия жесткого стимула к консолидации, когда можно достаточно комфортно работать и порознь, есть и проблема размера балтийских экономик. По европейским или мировым меркам, даже наши лидеры — это очень маленькие компании, и в сегодняшнем своем состоянии они не представляют для мировых игроков почти никакого интереса. Без консолидации на панбалтийском уровне эти компании могут никогда не набрать критической массы.

    И еще одна проблема — отношение самого местного бизнеса к таким сделкам: люди их боятся, потому что боятся всего неизвестного, и зачастую, как говорится, предпочитают иметь целого муравья, а не хвост от слона. Люди, которые прошли школу бизнеса 90-х, приобрели чрезмерную осторожность. Плюс стоит учесть отношение бизнеса к финансовым консультантам: оно хотя и улучшается, но в целом… Это отношение в Латвии вообще складывалось очень трудно исторически, и этот процесс шел очень медленно. Сама идея платить за совет — она у нас как-то не очень приживается: Каждый бизнесмен думает, что никто больше него не знает о его бизнесе. О бизнесе — может быть, но о его продаже мы знаем больше: у нас это повседневная работа с отлаженными механизмами. А у самого предприятия? Так, случай раз в жизни.


    Источник: Сергей Павлов

  •  

    Добавить комментарий

    Ваше имя:

    Комментарий








     

    © 2011 eiroinfo.lv